Наппельбаум портрет знакомой актрисы фо

'Портрет Иосифа Бродского' фото Марка Штейнбока (портрет был сделан в году, Фото М. Наппельбаума Russian Theatre Directo Vsevolod Meyerhold and His Wife, Actress Zinaida Raikh, Early S . stayed with his close friend Voloshin and Sergei came to receive medical treatment of tuberculosis. – Мастер классической фотографии, выдающийся Портрет работы Наппельбаума не перепутаешь ни с чьим другим. . - Израильская певица и актриса Гали (Авигайль) Атари знаменита, прежде. Образ меча становится предметом изображения в стихах Федора .. смешавшись с образом французской актрисы, исполнительницы роли Федры в шаль, запечатленную на фотографии Наппельбаума года80 , подарила . ресницы становятся трагической деталью портрета, уже переплетенные с.

Зато она свободно читала на разных языках и поэтому могла знать несколько пересказов романа о Тристане и Изольде. В оригинале имя главного героя — Тристрам, Изольда не названа по имени.

В этих стихах Цветаева рассуждает, о чем бы стала говорить с Пушкиным. Цветаева на свой лад повторяет слова Марии Французской.

Переход от Байрона к словам Марии Французской объясняется просто: Мария находилась не при французском, а при английском дворе. Цветаева собирается тоже служить Королю, но своему сердцу: Во французском языке слова chиvrefeuille — жимолость и chevaliers — рыцарь — слова, похожие по звучанию, поэтому, возможно, в рыцарской легенде о Тристане воспета именно жимолость: К орешнику в глуши лесной: Когда она с его корой, Прижавшись к ней, почти срослась, Легко им вместе: Но разлучи их, и тогда Обоим горькая беда: А с ним и жимолость умрет.

И так же сгинем мы, любя: Ты — без меня, я — без тебя!

МЫ ЗДЕСЬ | Публикации | 26 дек. – 1 янв.

Если он Тристан, то Тристан-юноша, подросток. И все же лесная тема, тема жимолости именно в этих стихах звучит впервые. Поскольку 17 декабря года муж Цветаевой Сергей Эфрон впервые выступал в роли Сирано дэ Бержерака в Камерном театре, то стихи 18 декабря могли быть адресованы кому-то из артистов В стихах года жимолость — символ чистоты и природности.

В стихах более позднего времени жимолость становится образом лирической героини. Пастернаком, Цветаева использует образ жимолости в том качестве, в каком использовал Тристан: Так Тристан переодевался в нищенское платье, чтобы не быть узнанным Ж.

У Пастернака в этих стихах года Тристан — один из символом творчества, электрических разрядов страсти. Балет в ее жизни — волшебное искусство. В е и е годы мама была знакома через одноклассниц сестер Щербининых с Майей Плисецкой, нашей соседкой по имению в Литве.

2007 Портрет фотографа

А мамины ученики блистали на сцене Большого долго, блистают и теперь, когда ее уже. С радостью шла она на занятия. Всегда приветливая, веселая, элегантная.

Мода немного значила для мамы, но стиль одежды —. Как она умела носить шляпы, подбирать тона блузок и шалей, закалывать старинные камеи, оттенять овал лица жемчужным ожерельем, подчеркивать тонкость удивительного профиля бирюзовых в серебряной филиграни серег.

Мама была человеком утонченного вкуса, чуть-чуть старинного, но совсем русского и незыблемо классического, которого теперь в Москве начала XXI века и днем с огнем не сыскать. Она была запоздалым цветком Серебряного века — убежденной монархисткой, портреты августейшего семейства стояли в ее уютной спальне. Почитала поэтическое слово и сама писала стихи. Боготворила Марину Цветаеву, сердцем чувствовала ее дар и ее трагедию.

Обожала Анну Ахматову, встречалась с ней самой в году и читала в студии ей же ее стихи. А еще мама очень любила путешествовать. Мы много ездили по стране, бывали в Закарпатье, в Крыму, на Днепре, в Ленинграде.

Всегда мама хотела подарить нам, своим детям, Наташе и Сане, самое доброе и прекрасное, радостное и светлое, и ощущение счастливого детства было ее рук делом.

Журнальный зал

Она любила и умела дружить После моей эмиграции во Францию, более двадцати лет назад, я долго не мог встречаться с мамой: Так что в е годы мама оказалась в разлуке с детьми, хотя и с любимым мужем, которым восхищалась. Но как только ей позволили уже в эпоху Горбачева приезжать в Париж, она смогла часто бывать в прекрасной Франции и полюбила. До того она была там лишь однажды, в мае года во время гастролей Театра имени Моссовета. И всегда обожала Литву, родной Павильнис. В Париже у мамы сложились замечательные, доверительные отношения с русской эмиграцией.

Она любила и умела дружить как. Одаривала всех, словно добрая фея, и заботой и теплотой. Во время увлекательных летних поездок во Францию мама познакомилась с замечательными женщинами: Но более всех в Париже ей были все же близки московские актеры Лев Круглый и Наталья Энке, с которыми путешествовала по Франции. Конечно, все эти впечатления и новые знания мама дарила затем своим студентам как в Школе-студии, так и в Славянском университете в Москве, заведующей кафедрой сценической речи в котором она была в последние годы.

Любовь к родному языку и речи она сумела привить и детям. А как она умела радоваться нашим успехам! Родня, подруги детства, коллеги и добрые друзья — все стремились к ней в гости. После многолетних поисков ему это удалось — как только Визенталю стало известно о месте проживания палача, он сообщил об этом сотрудникам Мосада.

Вскоре Эйхман был схвачен в Аргентине и тайно переправлен в Израиль. Вдохновленный поимкой Эйхмана, Визенталь снова открыл Еврейский информационный центр, на этот раз в Вене, и сосредоточился на охоте за военными преступниками. Это сейчас кажется, что святое дело, которым он всю жизнь занимался, всегда пользовалось поддержкой.

Увы, это не. Были годы, когда Визенталь действовал в одиночку, на свой страх и риск. Ему угрожали, закрывали его офис, не хватало средств. У него был свидетель, готовый вылететь в Латинскую Америку и опознать найденного там Эйхмана.

Но не было долларов на билет. Богатые евреи не дали. Визенталь всю жизнь скрупулезно составлял списки нацистов. В его картотеке было имен. Но правосудию удалось передать только человек. Но он сделал всё, что только под силу человеку. Для торжества справедливости, для победы добра над злом.

Визенталь имел полное право сказать на закате жизни: Если кто-то и остался, то он сейчас слишком стар, чтобы понести наказание. Деятельность Шимона Визенталя была отмечена высшими правительственными наградами разных стран.

Поскольку летний Визенталь был слишком стар и не смог выехать в Лондон для получения рыцарской грамоты из рук королевы, регалии командора Британской империи были вручены ему 19 июня года у него дома в Вене послом Ее Величества.

Картером в году, и французский Орден почетного Легиона. В еврейском государстве действует филиал Международного центра Визенталя, а в Вене его именем названа одна из улиц австрийской столицы. Предки Юрия Окунева по отцовской линии были глубоко религиозными людьми. Велижский резник Исаак Окунев умер от голода в блокадном Ленинграде см.

Предки Юрия по материнской линии принадлежали к известной семье витебского лесопромышленника Исая Шмерлинга. Юрий Окунев окончил с золотой медалью среднюю школу, а затем Ленинградский электротехнический институт связи. Бонч-Бруевича, там же защитил кандидатскую и докторскую диссертации. После окончания института Окунев организовал и многие годы возглавлял Лабораторию передачи дискретной информации ЛПДИ — ведущую отраслевую научно-исследовательскую лабораторию СССР в области цифровой радиосвязи, получившую мировое признание за пионерские работы по теории и технике фазо-разностной модуляции Differential Phase Shift Keying technique — DPSK.

В Советском Союзе он опубликовал 14 монографий и учебных пособий по теории модуляции и обработки сигналов. Работая в ведущих американских фирмах — Bell Labs of Lucent Technologies, PCTel, Symbol Technologies, Motorola — он участвовал в разработке современных систем и технологий проводной и радиосвязи: В настоящее время работает в Innurvation, Inc.

Юрий Окунев считается одним из пионеров Информационного века; его научная школа получила широкое распространение и развитие в мире, включая такие страны как Россия, США, Израиль, Канада и Украина. В последние годы Юрий Окунев опубликовал несколько книг и большое число очерков в жанре художественной публицистики на русском и английском языках в России, США, Израиле, Канаде, Германии, Болгарии и Австралии.

В этой книге история одной семьи разворачивается на фоне ключевых событий века, создавая его своеобразный портрет, написанный рукой свидетеля.

Запоздалый цветок Серебряного века

Их дочь Ирина работает в Metropolitan Museum, сын Саймон — в крупной манхэттенской юридической фирме, а внуки Рэйчел и Дэниел пошли в этом году в школу. Он родился в Черновцах, окончил школу и техникум. Увлечение историей, английским языком и западной музыкой сделали свое благородное дело, и к 18 годам Игорь стал убежденным антикоммунистом.

Живя в Черновцах, он впитал в себя европейский и еврейский дух, что не могло не отразиться на его мировозрении. Учеба в художественной школе добавила духовности и чувства прекрасного. В США - с года.

Прожил четыре года в Вене. В Америке Игорь Черновицер активно ведет борьбу в радиоэфире со скрытыми и явными противниками Америки, Израиля, беспощаден к тем, кто работает в интересах Кремля и существует в диаспоре на московские деньги.

Черновицер занимает объективную позицию в вопросах украинско-еврейских отношений, одинаково осуждает как украинцев-антисемитов, так и евреев-украинофобов. Игорь Черновицер владеет английским, украинским, немецким и русским языками, понимает идиш. В любом случае, это на Украине, в когда-то Одесской, а потом Николаевской области. Отец, его звали Аврум Бронисман, умер, когда девочке было два года, а ему — В рассказах, в ощущениях, в памяти души —.

Говорят, он любил Собинова, сам пел и что-то писал. Не осталось ни клочка бумаги, ни строчки, хоть бы почерк увидать… Только две фотографии.

Гимельфарб, была красавица и умелица, на все руки мастерица. По словам Шуламит Шалит, создавшей художественную биографию поэтессы, Саре Погреб повезло. Свои еврейские корни она не только знала по именам — бабушка Нехама и дедушка Янкель, бабушка Доба и дедушка Мойше, — но и пронесла их образы через всю жизнь. Когда Сара в Харькове, на какой-то детской олимпиаде, читала свои стихи для чего срочно выучилась произносить букву "р" — так-то она картавилаи ее фото опубликовали в газете "Вiстi", дедушка Мойше вырезал это фото и почти пятнадцать лет, до самой смерти, носил его в бумажнике завернутым в белый листик.

В первом сборнике Сары Погреб "Я домолчалась до стихов…" М. Он называется "Глаза прикрою — как вчера". В той олимпиаде художественного творчества участвовал и пятнадцатилетний Эмиль Гилельс. А в году, вместе с Семеном Гудзенко, который позже напишет: В том же году отчима Сары не расстреляли, но исключили из партии и сняли с работы. А летнюю Сару, как дочь врага народа, хотели исключить из комсомола, но не исключили: Сара Погреб, усталая, голодная, с малярией, с туберкулезом, двумя детьми, которых растила без всякой помощи, с больным мужем-инвалидом войны, — по ночам стихи читала.

Потом, по возвращении домой, был Харьковский университет. Преподавание в Запорожском пединституте. Из работ — реферат по Андрею Белому. Новая диссертация, прошли годы, в МГУ: Вторая книга Сары Погреб "Под оком небосвода" вышла в году в иерусалимском издательстве "Скопус", третья — "Ариэль" — в году в иерусалимско-московском издательстве "Гешарим".

Жена Зиновия Гердта Татьяна Правдина вспоминает: Так было и после вечера в Магнитогорске много лет. Среди пришедших была пожилая женщина, выделившаяся от остальных тем, что ее комплименты звучали наредкость не банально. И вдруг, к огорчению Зямы, она вынула из авоськи, в которой была еще бутылка кефира, красную папку, сказав, что в ней ее стихи.